Ai no Kusabi :: Идеальное общество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дана-Бан

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s7.uploads.ru/Eqa0o.jpg

2

>>> Башня Юпитер » Приемный модуль

День 18-й, вечер

Ясон велел шоферу отправляться в Эос на служебном каре. Тот попытался протестовать, так как он сотрудник службы безопасности и у него приказ… Ясон прервал его:
- Возвращайтесь в Эос, ваша помощь не требуется. Это – приказ.
Ясон сел за руль, ввел маршрут в бортовой компьютер, и откинулся на спинку кресла. Надо было остаться одному, надо было подумать…

Он чувствовал пустоту внутри, словно стал черной дырой, прикрытой сверху оболочкой блонди.  Юпитер не дала ему нужных ответов, она даже не дала ему приказ, с которым можно было согласиться или бороться, и то и другое могло быть временным оправданием жизни. Но именно этого Мать и хотела, новое исследование – найдет Ясон цель самостоятельно или нет. И этого было слишком мало, чтобы пережить смерть Рики и свою собственную.
А внизу расстилался город, такой же, как всегда. И небо было обычным, будничным. И кар тоже – знакомый от и до, привычный. Ясон снял перчатку, провел пальцами на приборной доске. Черт его знает, чего он ждал – что пластик окажется ледяным, или обжигающим, но ничего такого он не ощутил. Все было как обычно, как в прошлой жизни. Только сам Ясон чувствовал себя чужеродной вставкой в этой реальности.  Прогоревшей головешкой, которую зачем-то достали из костра. «Живучий какой, - подумал Ясон с досадой. Шелуха мыслей, мелких и ненужных – надо найти Катце, если бы Рики был у него, он бы написал, написал, что у него ценнейший груз, например, с Сарда, а он отправил всего лишь срочный вызов для Ясона. Катце всегда точен в формулировках, он бы написал… И еще Ясон не представлял, как же он будет сейчас ходить там, на руинах. Там же пепел. ЕГО пепел тоже. А он придет, живой, и будет топтать его.
«Живучий какой, - зло повторил Ясон про себя. Боль и всякая мысле-мелочь, и пустота.
Внизу уже были аккуратные корпуса Гардиан и кар начал снижаться, разворачиваясь вправо. Ясон увидел черные, вывернутые из земли гигантские ребра арматуры Дана-Бан. Кар приземлился, дверь плавно поднялась и Ясон бросил взгляд на землю. Пепла не было.
Она велела все вычистить, выдуть к чертям, в атмосферу все, что возможно. Она. Присутствие Юпитер тут ощущалось сильнее, чем в Эос. Или так только казалось.
«Если ты пойдешь в Дана-Бан, ты будешь на виду не только у меня».
"Да пусть смотрят, - ноги, эти проклятые новые ноги, черт. Пришлось руками передвигать их, потому что слишком сложная задача – выбраться из кара.
Он встал, опираясь на трость и спинку водительского кресла. Огляделся и зашагал туда, где восемнадцать дней назад он оставил своего Рики. Черт его знает, что ему нужно было – найти то самое место, где они сидели вдвоем, а потом он остался один, когда сердце Рики остановилось. Наверное, да, нужно было именно оно. Но вместо Дана-Бан у ног Ясона открылась огромная воронка, на дне которой деловито копошились дроиды-рабочие. Что-то они там разбирали и, кажется, уже строили. Ничего не осталось, ничего.
Он тоже иногда хотел вот так – стереть Керес с лица земли, привести Рики и сказать: «Видишь? Ты держался за свое прошлое, но его больше нет, ты свободен от него, теперь у тебя есть только я, не уходи никуда, тебе некуда уходить». А вот у Юпитер получилось, надо же… Эта мысль упала в пустоту и осталась там лежать, как холодный камень.
Ясон стоял на краю воронки длинный, неподвижный, только волосы трепал ветер – словно флаг, установленный на месте гибели.
- Рики, - сказал он тихо, - знаешь… Я люблю тебя.
Повернулся и медленно пошел к кару.

3

Он точно должен был что-то чувствовать – но не было ничего, кроме полного внутреннего опустошения. Ясон приехал в Дана-Бан напрасно, это место было ему незнакомо; земля, сплавленная с металлом и бетоном, была просто почвой, которую сейчас грызли дроиды. Это место смерти – смерть уже случилась, не осталось ничего.
Сверху, сбоку, глазком на панели управления за Ясоном наблюдала Юпитер, может, не только она.  Зрители смотрят на сцену, а на сцене пусто, ничего не происходит.
Казалось, что любое действие, любой жест будут слишком картинными, неуместными, ненужными, как проявление жизни. Их и так было слишком много в нем, этих живых проявлений – это раздражало до ненависти. Он чувствовал, что основная программа утрачена, сгорела, разрушилась, а приложения продолжают автоматически запускаться. Ясон посмотрел на браслет-инъектор, осталось две ампулы, надо пополнить запас, иначе он не сможет даже сидеть, не то что ходить. Хотя это не должно иметь для него никакого значения. Но надо же вызвать Катце, выяснить, о чем он сообщал в своем послании…
И было стойкое ощущение, что он предает Рики, тем, что блонди – не человек, и живуч отвратительно, неубиваемо. Ясон раньше не задумывался о масштабах собственного бессмертия, а получается, что бы не случилось, хоть разбейся об амойские луны в мелкое крошево, все равно Юпитер тебя вернет и жизнь продолжится. И это действительно страшно – бесконечность впереди.
Он мучительно и бессмысленно вспоминал каждую секунду в Дана-Бан, каждый собственный шаг – если бы идти чуть быстрее, оглянуться чуть раньше… И еще не давали покоя вопросы: как Гай активировал заряды, где он установил таймеры, потому что экранированной комнаты он не смог бы послать сигнал, но и таймер вряд ли бы выбрал, ведь он не мог знать, во сколько они оба окажутся внутри Дана-Бан. И мощность взрыва – невозможная, Гаю бы пришлось годы запасать взрывчатку. Был кто-то еще, снаружи. У Рики могло быть несколько убийц и все они живы. И еще Ясон никак не мог вспомнить, какие сигареты были у Рики, кажется, это был «Шеллах», но он мог взять у Катце пачку когда угодно… Надо было разобраться в произошедшем, найти всех виновных, это все, что Ясон мог для Рики сделать. И пока он что-то делает для Рики - Рики есть, существует. Самообман, странный для дзинкотая, но необходимый.

Ясон послал сообщение Катце: «Жду отчета по сделке с каренианцами сегодня в 19.30 в Сасан».
Снова пришлось руками переставлять неудобные ноги в кар. Ясон послал Катце еще одно распоряжение – подобрать анальгетик и стимуляторы, «Максимально эффективные. Для меня».
Ясон ввел маршрут, оглянулся – в воронку спускалась вереница дроидов. Он не нашел здесь ничего, к чему можно было прикоснуться и что было бы с Рики связано. Во всем мире не было уже ничего, что могло помочь ощутить его присутствие. Осталась только память, только боль, и любовь. И врут смертные, что любовь сильнее смерти, было бы так, Рики бы вернулся, потому что любовь не умещается в сердце блонди, она больше… Любовь может быть сильнее жизни, а смерти сильнее только неубиваемый блонди.
Ясон нахмурился, зло усмехнулся над собственным бессмертием.  Кар поднялся в воздух и понес Первого Консула в Мидас.

>>>>Офис Ясона Минка

Отредактировано Ясон Минк (2015-08-13 07:06:55)