Ai no Kusabi :: Идеальное общество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi :: Идеальное общество » Эос » Апартаменты Ясона Минка


Апартаменты Ясона Минка

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

День 18-й, вечер

Ясон выпрямился перед огромным, во всю стену, зеркалом, всматриваясь в свое отражение, старался представить, каким его увидит Юпитер. Трость, на которую он опирался, сама по себе говорила о том, что этот дзинкотай не полностью функционален. Наручи на левой руке скрывали браслет-инъектор, каждые полчаса впрыскивавший дозу обезболивающего. Но это Юпитер заметит вряд ли. Лучше бы не заметила, чтобы у нее не возникло сомнений в абсолютной трезвости мыслей Первого Консула.
Ясон был слишком бледен, едва заметная тонкая беловатая линия вертикально пересекала его лицо – почти уже исчезнувший шов после трансплантации кожи. Еще четыре дня назад он смотрелся куда как более впечатляюще. У дзинкотаев прекрасная регенерация, все заживает, как на собаке. 
Пальцы правой руки работали медленнее, чем нужно, словно кости еще не притерлись к мышцам, и кожа там менее чувствительна, но руки скрыты перчатками, вряд ли Юпитер обратит внимание, хотя Ясону казалось, что даже его новая кожа пахнет паленым.
Он сделал несколько шагов. Это работа – переставлять ноги, если они ведут себя, как чужие. Ясон знал, что они еще и болят адски, пробовал обойтись без препаратов, но не хватило терпения даже на десять минут. Или лежать, не шевелясь, или передвигаться, но с инъекциями обезболивающего каждые полчаса.  Ясону нужны были ответы, а они есть только у Юпитер. И хорошо, что даже внешне очевидно, насколько он теперь сломан, значит, она ответит, представляя реальную картину.  На этот раз Ясон не собирался ничего утаивать от Матери – его память, его мысли,  все будет открыто, потому что ему нужен единственный четкий ответ – ради чего он не утилизирован до сих пор? После взрыва в Дана-Бан прошло почти три недели – непозволительно долго для принятия такого простого и очевидного решения.

В Дана-Бан только один раз Ясон ощутил присутствие Юпитер. Странно, но он сам не заметил, когда ментальный контроль Матери для него перестал существовать – это случилось намного, намного раньше, поэтому, когда Рики медленно уходил прочь, из последних сил спасая Гая, Ясон даже не вспомнил о Юпитер.
Он знал, что умрет очень скоро, и был даже счастлив, что бессмертие дзинкотаев оказалось условным. Все в его мире было правильно в этот момент. Живой Рики оставался жить, хоть искалеченный и исковерканный, но с тем, кого выбрал сам, по собственной воле. А у Ясона оставалась любовь к этому монгрелу – теперь это точно была любовь, настоящая, ничего не требующая, кроме одного – чтобы Рики остался в живых. Может быть, и способа-то другого не существовало проявить такую любовь, кроме как умереть, освободив тем самым Рики.
Ясон остался один на мосту, и любовь пульсировала в его груди, колотилась в ребра, заставляя сердце биться еще быстрее, чтобы оно поскорее выталкивало из тела кровь.  Он принял свою смерть, он ждал ее, как заслуженного приза, потому что был абсолютно свободен. И ни одного правила он уже не смог бы нарушить, потому что для него больше не существовало правил.
А потом Рики вернулся. Надо было прогнать его прочь, но Ясон не смог. И не смог просить, почему Рики возвратился – потому ли, что не пожалел расстаться с бывшим хозяином,  или потому, что не смог бы жить дальше: слишком много жизни Ясон забрал у него за пять лет. Ясон ничего не спросил, а Рики ничего не захотел объяснить.

Но наркотика Черной Луны было мало, чтобы убить блонди, и поэтому Ясон помнил, как Рики положил отяжелевшую голову ему на грудь и затих, и сердце его билось все медленнее, а блонди ловил каждый его удар и радовался, что его монгрел еще жив.
И тогда он почувствовал присутствие Юпитер. «Оставь меня, - попросил Ясон, - Я хочу остаться с ним, здесь».  Мать поняла, что он больше не нуждается ни в ней, ни в бессмертии, и закричала. Или это уже казалось Ясону, потому что окружающий мир стал зыбким и странным, из огненной переливчатой пелены выступил Катце, наклонился к его лицу, беззвучно шевеля губами, и превратился в Рауля с живыми, словно языки пламени, волосами. Ясон испугался, что добрый друг сейчас заберет его и отчаянно попытался прижать Рики к себе, но его уже не было рядом и биение его сердца не было слышно.  А Рауль все наклонялся, придвигался ближе, его огненные локоны упали Ясону на лицо, обвились вокруг пальцев, это было жарко, но совсем не больно. «Какая странная фантазия, почему именно Рауль…, - подумал Ясон и умер.
Он очнулся от боли и с ужасом понял, что проклятое бессмертие дзиноктаев существует – оно было болью, и отвратительно воняло паленой плотью. Тогда Ясон в отчаянии позвал Юпитер, умоляя отключить его немедленно, утилизировать здесь же, позволить умереть достойно, пусть уже не вместе, но где-то рядом с Рики. Ответа не последовало, и Ясон умер снова.
А потом были две недели, которые Ясон был без сознания. Видимо, его держали в медикаментозной коме, чтобы он не мешал хирургам медицинского центра Эос спасать его жизнь. Были выращены новые кожа и мышечные ткани – чтобы восстановить обгоревшее лицо и тело Первого Консула. Были синтезированы новые кости, и увлеченные новым исследованием элитные медики разрабатывали планы операции по созданию новых ног для Ясона Минка. Пока он спал, его тело упрямо регенерировало, запрограммированное выживать при любых обстоятельствах.
Ясон снова очнулся, и теперь боли не было, его мягко покачивало на волнах обезболивающих препаратов, но сознание было ясным.
Лучший хирург Амой, Анхель Корвин, улыбнулся Ясону, видимо, удовлетворенный состоянием пациента.
- С возвращением, господин Минк, - сказал он.

Ясон разлепил губы, спросил хрипло:

- Кого еще удалось вытащить из Дана-Бан?

- Только вас, - был ответ, - И вы были в таком состоянии, что ни одно живое существо не выжило бы на вашем месте, - Анхель сделал паузу и продолжил, - Меня специально информировали, чтобы я ответил вам на этот вопрос. Больше я не знаю ничего, не тратьте силы на расспросы, вам они еще понадобятся.

Но Ясон ничего больше не собирался спрашивать. Он незаинтересованно выслушал информацию о будущей операции и дальнейшей реабилитации, в сердце его были бессильный гнев и тоскливая обреченность  из-за насильственного спасения. Дзинкотаи куда более несвободны даже в сравнении с петами – у них можно отобрать само право на смерть.
Операция должна была состоятся следующим утром, и ночью Ясон снова обратился к Юпитер, теперь аргументировано постарался доказать, что трата времени и сил на его восстановление неэффективна. «А что потом, после операции? – спрашивал он, - Даже не глубокая коррекция, а полная перезапись. Так зачем чинить сломанный носитель, если можно сразу взять новый и получить дееспособного Главу Синдиката? Неужели ты не видишь, что я даже мыслю не как дзинкотай?». Но Юпитер снова промолчала, а Ясон не в силах был что-либо изменить.
Двое суток после операции Ясон провел в биокапсуле, и снился ему один и тот же бесконечный сон – будто в его ноги вмонтирован механизм из шестеренок с острыми зубцами, которыми они цепляли и наматывали на себя живые ткани. Очнувшись, Ясон понял, что это реальные ощущения – приживление новых конечностей оказалось болезненным процессом.

- Я должен встать через два дня. Мне необходимо говорить с Юпитер, - объявил он.

Хирурги не спорили. С ним никто не спорил, пожалуй, в прошлой жизни, когда он был благополучным Первым Консулом, ему возражали чаще.
Регенерация блонди, остервенелое упорство Ясона и много обезболивающего – через два дня Ясон встал с постели. Понадобилось еще двое суток, чтобы начать ходить.

И теперь он стоял перед огромным, во всю стену, зеркалом и оценивал, не слишком ли он жалок для встречи с Юпитер, потому что внутри, он чувствовал усталость и безнадежность, а это, точно, признаки слабости.
Может, это и хорошо. Ведь Ясон решил не скрывать от Юпитер ничего, ради того, чтобы получить вожделенный ответ: «Зачем он ей теперь нужен?».

Пока шофер вел кар до Башни Юпитер, Ясон не произнес ни слова. Так же молча, никого не замечая, он прошел к лифту в зал Аудиенций.
Юпитер ждала его, Ясон в этом не сомневался.
Двери гостеприимно распахнулись перед ним.  Ясон шагнул в зал, поклонился Юпитер и опустился в кресло перед ее постаментом.

- Здравствуй, - сказал он, - Я хочу спросить только одно – Зачем? Зачем ты оставила меня в живых?

>>> Приемный модуль

Отредактировано Ясон Минк (2015-08-07 03:18:17)

2

Никки всегда считал, что его однажды прикрепят к чему-то вроде большой кухни, обслуживающей например приемы. То есть достаточно многолюдному предприятию, где он будет одним из многих, но на своем месте. Он прекрасно отдавал себе отчет насколько молод и на самом деле неопытен. Судьба же извернулась совсем в другую сторону. Теперь он фурнитур Первого консула: престижно... но и страшновато.
Первый консул. Блонди. Почти боги.
Служить им великая честь. И чем они выше - тем больше пропасть.
И тем не менее они более чем материальны. И у них есть потребности - иначе зачем им нужны фурнитуры?
Обходя аппартаменты, что бы научиться ориентироваться в них, Никки перебирал в уме все выданные указания и рекомендации.
Первый консул, господин Минк, только что пережил почти удачное покушение. Пережил. Но - почти, он только что выписался из лечебного блока и ему все еще требовался чуть более сложный уход.
Мальчик завернул на кухню. Это место вызывало умиротворение и помогало собраться с духом. Собственно делать сейчас пока ничего не требовалось - аппартаменты были пусты. В них видимо давно никого не было: господин Минк лечился, а остальных просто не было. Порядок поддерживался идеальный, пэтов здесь не было, а хозяин еще только вернется.
Никки привычно сунул нос в кладовки и холодильники и обнаружил приличный запас продуктов. Видимо кухню обеспечили заранее. Потом надо будет понять, что именно предпочитает его хозяин и откорректировать доставку. А пока можно было заняться тем, что он любил и умел делать лучше всего. Приготовить еду! Не зря "голодный" и "злой" всегда ставят рядом. Хозяина надо кормить. Особенно после таких стрессов, как покушение и лечение.
Не слишком сложное, не слишком тяжелое, не острое, не жареное, не жирное... Учитывая все диетические рекомендации. А еще, чтобы было вкусно.
Тоненько нарезать мясо. Чуть посолить и добавить травок, чтобы подчеркнуть вкус. Настругать морковь, лук, уложить слоями. Дать постоять.
Посыпать тертой картошкой, смазать яйцом с маслом, чуть подсолить и посыпать сыром. Плотно закрыть и поставить тушиться в собственном соку.
Крупно порубить помидоры, перепелиные яйца и моцареллу, добавить рукколу, кедровые орехи, настоять соус из лимонного сока, оливкового масла и травок.
Панна котта и ягодный сироп... В хлопотах время летит не заметно, а возня с обработкой продуктов хорошо успокаивает. Подведя все к пятиминутной подготовке, Никки отвлекся от кухни и пробежался по комнатам. Но беспорядка не было... все вообще выглядело каким-то нежилым.
Оставалось дождаться хозяина.


Вы здесь » Ai no Kusabi :: Идеальное общество » Эос » Апартаменты Ясона Минка