Ai no Kusabi :: Идеальное общество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi :: Идеальное общество » Эос » Рабочий кабинет Хьюберта Бомы


Рабочий кабинет Хьюберта Бомы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

.

2

Департамент безопасности и внешней разведки Амои стоял на ушах вот уже две недели. Причин тому было… достаточно. Почти удачное покушение на Первого Консула Амои мало того, что событие незаурядное само по себе – да что там «незаурядное»,  уникальное это событие по факту планетарного масштаба! – оно тут же стало политическим, светским, историческим и еще Юпитер знает каким.
По самой Танагуре и городам-сателитам поползли разнообразные слухи.
В Федерации устроили праздник, но тут же спохватились и прислали соболезнования. А потом спохватились еще раз и снова устроили праздник, вроде как искренни радуясь тому, что Консул все же уцелел, а не сдох со страшным скандалом (как им мечталось).
Союз планет под шумок наконец-то засветил свою агентурную сеть, тут и там подбрасывая доказательства причастности федералов к инциденту. Попытки были самые разнообразные: от весьма неплохой – подставить несколько федеральных фондов, до  куда более нелепой – «подбросить» в место взрыва почву со следами дейтериевой воды.
Три террористические группировки взяли на себя ответственность за взрыв Дана-Бан.
Пять – открестились.
Шамранская студия свободного кино, славящаяся своими арт-хаусными проектами (официально) и производящая порно в галактических масштабах (не официально) перестала существовать. Пресса Федерации объяснила это нарушение техники безопасностина объекте и успокоилась, но дальнейших попыток распространять от первого до последнего кадра сфальсифицированную «запись с места трагедии, зафиксированную камерами видеонаблюдения» никто не предпринимал.
И если сотрудники департамента безопасности и внешней разведки, чем дальше, тем сильнее жалели о том, что технология моментального клонирования еще не изобретена даже на Амои, а телепортация (с её энергозатратами и необходимой для осуществления точностью расчетов) возможна только в пределах Эос, то Хьюбет Бома о подобном не думал. По сути, практически все это время он обретался у себя в кабинете и вроде как занимался анализом стекавшей почти со всей известной галактики информации.  В обратную сторону – из кабинета – текли приказы, распоряжения, резолюции и рекомендации.
А ведь, в данный момент Бома одинаково мало был заинтересован как событиями в Федерации, так и деятельностью Союза Планет. Его не волновала пиар-акциия в которую превратил трагедию Минка отдел по связям с общественностью и даже внезапное ограничение деятельности его департамента со стороны Юпитер.
Раз за разом в эти дни Хьюберт просматривал и заново анализировал доклады, видеозаписи, прогнозы и резолюции, личные дела сотрудников предоставлявших оные. В общем абсолютно все, что имело отношение к делу, фигурировавшему в архиве как «Ромео и Джульетта».  Весь рабочий стол его уже был завален бумагами с зашифрованными выкладками, он фактически жил на работе (что было не сложно объяснить в сложившейся ситуации). И никому из своих сотрудников не позволял даже заподозрить чем именно заняты его мысли. Даже для блонди нелегко заменить забой группу аналитиков, параллельно симулируя деятельность аналогичного толка еще в четырех направлениях. Выводы свои Хьюберт перепроверил дважды, но впервые за пятнадцать лет он тянул с докладом.  Чтобы там не думали федерал блонди способны испытать страх. Разочарование Матери и повторная нейрокоррекция пугали Хьюберта. Пусть он не знал какую ошибку соверши в прошлый раз, но теперь не сомневался в том чем именно огорчит Юпитер.
Некомпетентностью.
Хьюберт Бома проглядел момент, когда в его департаменте завелась хитрая и наглая «крыса» и, что хуже, возможности ухватить эту тварь сейчас за хвост он не видел. «Суд Юпитер», без которого ни один представитель элиты не может быть утилизирован, не возможен без весомых доказательств, а их нет.
Разговор с Ясоном и аудиенция у Матери, вот последние два этапа проверки.
Получив официальное разрешение от Юпитер беспокоить Минка, Хьюберт связался с Консулом. Разложил в стопки часть бумаг на столе. И вытащил из верхнего ящика стол инъектор со стимулятором. Последний раз спал он тридцать шесть часов назад и пусть злоупотребление химией имеет негативные последствия, но  ему нужна ясная голова.
Только, когда доложили о прибытии Консула, Хьюберт вспомнил, что неплохо было бы переплести волосы.  Впрочем, он в отличии от Рауля и Ясона на утонченный шик никогда не претендовал.
Перекинув слегка растрепавшуюся косу на правое плечо, он поднялся поприветствовать гостя.

Отредактировано Хьюберт Бома (2015-09-26 23:35:23)

3

Департамент безопасности и внешней разведки

Ясон кивнул секретарю и толкнул двери кабинета:
- Надеюсь, я не заставил себя ждать слишком долго, Хьюберт?
Он прошел к креслу, сел, опираясь на трость и подлокотник. Наверное, это выглядело не слишком элитарно, но что поделать?  Ясон снова проконтролировал лицо – не кусай губы, сколько раз можно напоминать. У него тоже был вопрос к Хьюберту, очень важный.
- Если ты запросишь у Юпитер мою ментаграмму, ты будешь знать ровно столько же, сколько знаю я. Она не показала тебе, что я помню о произошедшем?

4

Хьюберт вежливо, но не навязчиво проводил Минка к креслу и сел напротив. Вид блонди мимолетно напомнил о старом покушении, но слова Ясона вернули к проблемам сегодняшнего дня. Он испытывающие посмотрел на Первого Консула; «К чему этот вопрос про Юпитер? Ты не уверен, что сохранил лицо или считаешь, что забыл нечто важное?» Бома многое бы отдал за возможность измерить глубину падения дзинкотая — невероятная удача познать такие  особенности внутреннего мира элиты, о которых до покушения на Ясона никто не подозревал. Испытывают ли у блонди чувства, подвержены ли слабости, которую глава разведки так часто использовал в своей тайной войне? Вероятность уязвимости элиты приводила Хьюберта в состояние, близкое к панике. От взрыва в Дана Бан по всему привычному миру пролегли глубокие трещины и кто знает, каких чудовищ прячут их черные недра.
Но Юпитер закрыла ему доступ к внутреннему миру Минка. Почему? Он задавал себе этот вопрос, но поиск ответа отложил до иных, спокойных дней — вера в создателя была непоколебима.
- Я видел твою встречу с монгрелом, известным как Гай. Это было важно для его скорейшего задержания, но, к сожалению, не помогло. Гай не появлялся в поле зрения камер. Учитывая, что останков не найдено, существует только два объяснения: кто-то, возможно сообщник, увез тело из Дана-Бан или он сам очнулся и добрался до подпольного хирурга. Если выжил — мы его поймаем, если умер, значит приговор приведен в исполнение.  Еще видел характер взрывов твоими глазами. Это помогло в установлении происхождения сдетонировавших веществ. - Обычно Бома дозировал выдаваемую информацию, но сейчас в том не было необходимости. Полученные им сведения носили исключительно технический характер, о чем он и сообщил Ясону.
- Монгрел, конечно, виноват, но ему не дано убить танагурского блонди. Помимо кустарной взрывчатки, принесенной Гаем, в туннелях сдетонировал природный газ из украденной с Черного рынка цистерны. Газа было много, газ был сжиженный, отсюда продолжительность горения и взрывов. Возможно, это выглядело бы как цепочка случайностей — на заброшенном складе часто прятали ворованное или контрабанду, вот только, — он положил руку на стопку распечаток — редкая, архаичная форма работы с информацией иногда приносила блестящие результаты: - Кто-то хотел убить тебя, Ясон. Кто-то с уровнем доступа обитателей Эос.
Это выглядело как дружеское предупреждение, даже в какой-то мере было им, если бы не  холодный расчет - Минк станет искать покушавшихся, которые сейчас, скорее всего, затаились, и Бома рассчитывал, что активная деятельность первого консула Амои заставит  злоумышленников  выдать себя.

Отредактировано Xьюбepт Бoмa (2015-11-14 04:45:33)


Вы здесь » Ai no Kusabi :: Идеальное общество » Эос » Рабочий кабинет Хьюберта Бомы