Ai no Kusabi :: Идеальное общество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ai no Kusabi :: Идеальное общество » Дневники » Сны господина Ясона Минка, бывшего Первого Консула Синдиката


Сны господина Ясона Минка, бывшего Первого Консула Синдиката

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Расшифровка ментального материала, полученного в ходе планового сканирования сознания Ясона Минка. Сновидения, содержащие в себе признаки патологического восприятия реальности, систематизированы и пересланы госпоже Юпитер для последующего онейрологического анализа.

http://sh.uploads.ru/P4FwY.jpg

Сновидение №1:

«В мою спальню заходит маленькая девочка, лет пяти-шести, я полагаю. Обычная, совершенно человеческая девочка, которой нечего делать в Эос. Она замирает в дверях и смотрит на меня, склонив голову набок. У нее очень яркие синие глаза, неестественно яркие, почти неприятные. Девочку можно было бы принять за петку, но у нее слишком смышленое, заинтересованное выражение лица, и одета она в пышное платье с большим бантом на поясе, тоже синим.
Девочка подходит ко мне, опирается локтями на низкий столик, почти ложиться на него грудью и снова смотрит на меня снизу вверх, и становится похожа на любопытную зверушку. 
- Почему у тебя длинные волосы? Такие бывают только у женщин, - говорит она, - У моей мамы такие, и у меня – видишь?
Она поднимает ладонью свои локоны, предъявляя их в качестве аргумента.
- Думаешь, мне надо подстричься? – почему-то спрашиваю я.
Девочка отрицательно качает головой:
- Нет, оставь так, так тоже красиво. Можно, я тебя причешу? Повернись!
Оказывается, я сижу на постели, девочка проворна забирается на нее и оказывается у меня за спиной. Она перебирает мои волосы, видимо, заплетая косы. Мне это кажется забавным – совершенно абсурдная ситуация, Орфею придется объясняться, почему человеческие дети могут проникнуть в апартаменты Первого Консула.
Девочка что-то напевает под нос, продолжая манипулировать с моими волосами, и они становятся все тяжелее, оттягивают голову назад.  Кажется, еще немного, и я не смогу поднять голову.
- Как тебя зовут? – спрашиваю я.
Девочка возится у меня спиной, шуршит ее платье, она хихикает:
- Меня зовут Юпитер
".

2

Сновидение №2:

«Я захожу в зал аудиенций Юпитер.  Свет неяркий, не как обычно, когда она готова к разговору.  Ее постамент пуст, голограммы нет. Я спотыкаюсь обо что-то – на полу навзничь лежит Орфей, его глаза широко раскрыты и они белые, словно вареные яйца. Мне не страшно, мне стыдно, словно я застал Зави за каким-то крайне неприличным занятием. Я оглядываюсь – весь Синдикат здесь, лежат на полу. Все мертвы. Рауль лежит лицом вниз.
- Ясон, наконец-то, - Юпитер произносит слова, не кодирует сигналы, - я решила отойти от антропоморфных форм. Тебе нравится твой преемник?
Юпитер плывет ко мне через зал, а перед ней катится по полу какой-то клубок, размером с человеческую голову.
- Это нано-блонди, - говорит она, - ваша сила в волосах. Они не просто символ статуса, они – суть вашей миссии.  Это – новый Минк, я назвала его Самсоном.
Я поражаюсь варварскому отношению Юпитер к Синдикату и терранской мифологии.
- Мозг, имеющий форму нано-волос, намного более эффективен, - говорит Юпитер.
- Это полный бред, мама, - говорю я откровенно и пинаю этого Самсона.
Юпитер кричит горестно:
- И ты тоже не понял! Они все сказали тоже самое! Но будущее – за нано-волосами!
Вспышка, и я с облегчений понимаю, что жить в этом сумасшедшем доме мне больше не придется*

Примечание: так как Глава Синдиката не принимал наркотические вещества, приходится констатировать глубоко патологические процессы, поразившие его мозг, приведшие к искаженному восприятию реальности и болезненным фантазиям. Возможно, этим, в частности, объясняется его стремление к трансформации собственной прически и нетипичная для элиты сексуальная активность и стремление соединяться с примитивными формами жизни, коими являются монгрелы*

3

Сновидение №3

"Я подвешен в воздухе на бесчисленных прозрачных трубках. Они выходят из моего тела, как продолжение вен. По трубкам течет что-то похожее на ртуть, очень холодное. Пошевелиться невозможно, я как муха в паутине. В голову вставлены металлические спицы, я вижу себя со стороны - спицы торчат из затылка, из ушей, из висков, словно я подушка для иголок. По ним в мозг льется что-то, едкое, слышно, как внутри черепа шипят, сгорая ткани. Я пытаюсь вырваться, но тут появляется Рауль, стискивает мою голову. Он улыбается: - Юпитер лично делает тебе коррекцию, - говорит он восторженно, - это великая честь, ты будешь лучшим из нас, ты станешь идеальным.
Я хочу крикнуть, что отказываюсь от такой чести, но нижняя челюсть не двигается. - Не волнуйся, тебя уже модифицировали, - Рауль указывает на мою грудь. Там слева дыра, ребра удалены, а на месте сердца - металлический шар с крючком. Шар начинает вращаться, крючок цепляет вены, мышцы и тянет. Очень больно. Рауль гладит меня по руке.
- Все хорошо. Это только сначала больно.
Он расстегивает сьют - у него такая же дыра в груди, и тоже шар вместо сердца, но его почти не видно, так плотно он обмотан плотью Рауля. Я не могу кричать, вместо него получается глухой клекот.
- Так у всех. После коррекции ты сам поймешь, что так намного лучше, - Рауль улыбается и втыкает мне спицу в переносицу. Я понимаю, что не могу вспомнить лицо Рики, я забыл его голос. Я умираю и наступает темнота".

4

Сновидение № 4

«Большой прием, но проводится он в зале аудиенций Юпитер. Все тринадцать членов Синдиката присутствуют,  общаются с многочисленными гостями, но все они, кроме меня, не имеют четкой форме, они зыбкие, словно проекции.  А вместо Рауля оказался маленький карлик, и фурнитуры вынуждены наклонятся к нему, чтобы он мог взять бокал с подноса.  Однако никто, кроме меня, не замечает происходящего. Я смотрю на Юпитер, и она кивает мне понимающе, давая понять, что она видит тоже самое, что и я. «Не оставляй его одного, - слышу я в голове голос Матери, - рядом с тобой он быстрее вырастет». Карлик вцепляется в мою штанину, но его все равно периодически затирает толпа и мне приходится выискивать его под ногами.
«Ты тоже должен обновиться, Ясон, - Юпитер приближается ко мне, ее глаза сияют. Она указывает мне на дверь в дальнем конце зала, скрытую светящейся занавесью. Я пробираюсь туда. Карлик Рауль уменьшается, превращается в металлического паука с мигающей лампочкой вместо головы. Он проворно карабкается по моей ноге вверх, цепляясь за брюки острыми лапками. Мне ужасно стыдно, что кто-то из гостей заметит, как Рауль неприлично себя ведет и после, когда он станет нормальным, ему будет крайне неприятно об этом вспоминать.  Потом он куда-то пропадает, и я оказываюсь в той самой комнате за занавесью. Она небольшая, круглая и совершенно пустая. Посередине, спиной ко мне, стоит обнаженный блонди. Его тело, волосы кажутся мне слишком знакомыми, слишком похожими на мои. Я беру его за плечи и разворачиваю к себе, но он опускает голову, скрывая лицо. Не очень нужно увидеть, кто это, поэтому я пытаюсь поднять его лицо за подбородок, но это невозможно – у него нет лица, спереди его голова точно такая же, как сзади. У меня на глазах у блонди начинает формироваться лицо – выдвигается подбородок, нос, словно маска вытягивается из глубины волос. Он открывает глаза – точно такие же, как у меня. «Ты молодец, Ясон. Теперь ты больше не нужен». Я совершил ошибку, прикасаться к этому блонди было нельзя, а теперь все кончено».

5

Сновидение № 5

"Юпитер отказала мне в аудиенции. Я ждал этого каждый раз, когда отправлялся в ее башню – что я войду в зал, а ее постамент будет пуст или дверь вообще не откроется. Сейчас меня остановили в холле, даже не пропустив к лифтам. Гидеон, Орфей, Аиша – он откровенно зол и удовлетворен, какое разнообразие эмоций для блонди.
Они взяли меня в кольцо, Орфей произнес стандартную формулу ареста: «Ясон Минк, по распоряжению Юпитер, ты обязан подчиниться и проследовать с нами».
Я проверяю, насколько выражение моего лица приличествует блонди.  Все идеально, я выгляжу совершенно спокойным, я чувствую каждую мышцу на лице, словно щит. Но сейчас мне нечего скрывать, я на самом деле спокоен – ничего удивительного не происходит, рано или поздно Юпитер должна была отправить меня на нейрокоррекцию, это было неизбежно.
Я коротко киваю в знак согласия подчиняться представителям Синдиката и мы идем куда-то по галерее – в Башне Юпитер тоже есть кабинет для коррекции. «Надо найти способ предупредить Катце, чтобы он спрятал Рики, - я точно знаю, что они оба сейчас где-то на складах черного рынка. Я достаю комм и вызываю Катце. Орфей делает шаг ко мне, неуверенно протягивает руку, арест Главы Синдиката – непривычное дело.
- Черный рынок – не твоя компетенция, - говорю я и смотрю прямо ему в глаза. Не будешь же ты драться со мной, дорогой мой Орфей.
Катце отзывается моментально и я произношу фразу, значение которой понимаем только мы с ним:
- Закрывай счет. Отправка немедленно. Проконтролируй лично.
Катце замирает, кашляет, потом произносит тихо:
- Все будет исполнено, господин Ясон.
Выключаю комм. Через десять, максимум пятнадцать минут они покинут Амой. Рики так давно хотел куда-то улететь, теперь его мечта сбудется. И мечта о свободе тоже.
Больше меня ничто не беспокоит и я протягиваю комм Орфею – он же так хотел его подержать в руках.
Открывается дверь и я вхожу в кабинет. Рауль стоит ко мне спиной, что-то внимательно разглядывая на мониторе.  Я понимаю, что он вряд ли обернется сейчас. Аиша указывает мне на коррекционное кресло. Сажусь, вытягиваю ноги, фиксационные ремни обвивают запястья и лодыжки, словно змеи.
- Не волнуйся, Аиша, я не попытаюсь бежать, - хочется наговорить им гадостей, чисто монгрельская реакция. Это от беспомощности.
Закрываю глаза и слушаю их удаляющиеся шаги. С шипением задвигается дверь, теперь мы с Раулем одни.
Я чувствую его прикосновения – он укрепляет у меня на голове сенсоры. И молчит. Нет, Рауль, я не настолько благороден, чтобы пощадить твои чувства. Открываю глаза:
- Рауль, ты… - а что, собственно, я могу ему сказать. Он оказался прав, он предупреждал меня, теперь выбора нет ни у меня, ни у него.
- Это неболезненная процедура, - говорит Рауль буднично, сосредоточенно глядя куда-то в сторону. Его пальцы скользят по моему уху, привычно, почти автоматически. Я догадываюсь – что это значит. Перед утилизацией со всех снимают чипы.
- Даже так? – я искренне удивлен. К коррекции я был готов давно, но не полному уничтожение.
Рауль смотрит мне в глаза. Долго, бесконечно молчит. Сглатывает.
- Завтра мы с тобой увидимся, Ясон, и все будет, как прежде.
- Ты со мной увидишься, а я уже нет.
Значит, Юпитер давно приняла решение и дело было только в синтезе нового тела для нового Главы Синдиката. Сегодня оно созрело, поэтому меня отправляют в утиль.
Надо сказать что-то. Перед смертью обязательно надо сказать что-то важное, что-то значительное. Как-никак, умирает Глава Синдиката, такое случается не каждый день.
Интересно, как ты себя сейчас чувствуешь, Рауль. Погано тебе, наверное.
- Передай завтра привет мне от меня.
Не хочу говорить. И видеть не хочу, как ты опускаешь взгляд, страдающий мой убийца. И умирать тоже не хочу. Здесь есть запасной выход, Рауль?
Мое лицо спокойно. Оно – мой щит. Да и твой, наверное.
- Прости… - еле слышный шепот господина нейрокорректора почти неразличим. Я чувствую укол и по венам растекается покалывающий холодок. Наверное, петы в этот момент кричат. Еще я думаю, что так и не узнал, любил ли меня Рики хотя бы одну секунду. А если только ненавидел, всегда?  На этом месте сон всегда обрывается».

6

Сновидение № 6

«Я нахожусь внутри металлического, отполированного до зеркального блеска, цилиндра.  Сверху он открыт, подобно трубе, и должно быть видно небо. Но там нет ничего. Я вижу, я чувствую эту пустоту, у которой нет ни цвета, ни формы, ни температуры – полное отсутствие чего бы то ни было. И я точно знаю, что в этом все дело – там должно быть хотя бы небо, как минимум.
Я сам состою из зубчатых колес, разного размера, блестящих, идеальных. Они вращаются, цепляют друг друга, заставляя двигаться, но вся конструкция приварена к полу толстыми скобами.  И нет никакого смысла в этом механизме, заключенном в цилиндр. Хотя и без цилиндра смысла было бы не больше – ведь вне его ничего нет.
Я понимаю, что это суть – бессмертие блонди. Возможно, если бы удалось создать небо, все было бы иначе, но даже если колеса будут крутиться вечность, они не создадут даже облака.
Юпитер ошиблась, вместо идеального она создала бессмысленное, вместо бессмертия у нее получилось отсутствие жизни.
Но я вижу, что одно колесо в моей конструкции не движется. Наверное, надо кого-то позвать, чтобы меня починили.  Я – иллюзия личности, обычная поломка механизма, заедающее колесико.  Если бы ко мне подсоединили хотя бы насос, появился бы смысл. Я бы знал, зачем.
Кажется, это тайный сон, предназначенный Юпитер, случайно попал ко мне, и я понял самую печальную тайну Танагуры»


Вы здесь » Ai no Kusabi :: Идеальное общество » Дневники » Сны господина Ясона Минка, бывшего Первого Консула Синдиката